Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Саша

Был у меня в младших и средних классах школы приятель Саша. Саша был физически очень здоров и крепок, но туп. Сроду не улыбался, но и не грустил. Никаких эмоций на лице, никогда. Говорил крайне редко и невыразительно. Учился Саша уверенно: на тройку. Строго говоря, по большинству предметов оценка его была двойка в чистом виде, но он никогда не хулиганил, учителям не хамил и поэтому в итоговых ему выводили 3. По всем предметам, кроме литературы и русского. Здесь происходило нечто, не поддающееся рациональному объяснению.

Относительно литературы: в начальной школе и в средних классах львиная доля оценок ставилась за стих, выученный наизусть. Так вот Саша длинный стих запоминал с первого прочтения и, отвечая наизусть, барабанил очень быстро и абсолютно без выражения, но и без запинки при этом. Ставить 2 было не за что: выходило, что 3, а то и 4. Но такая память распространялась только на стихи. О запоминании чего-то по другим предметам речи не было. О членораздельном написании сочинения или изложения по той же литературе – тоже.

И по русскому – тоже занятно. Училка изо всех сил пялилась в Сашины каракули, в диктант, пытаясь найти ну хоть какую-нибудь ошибку. Иногда это удавалось, но не часто, и не более одной в тексте, поэтому вопреки логике и здравому смыслу выходило тупице и неучу Саше за диктант 4, а то и 5. При этом вторая часть контрольной – разбор слова по частям, фонетический анализ слова или разбор предложения на части речи или члены - ну среднее поколение помнит эту байду, да и сейчас может она есть – двойка без вариантов. Всегда.
Ещё один момент интересный. Если Саша всё же сделал какую-нибудь ошибку в слове, то его невозможно было научить писать это слово правильно. Он неизбежно повторит эту ошибку и в следующем диктанте, если слово вновь попадётся. Сколько не объясняй. Причём ошибки он делал только орфографические, внутри слов. Почти всегда - только безударные внутри корня, т.е. в тех словах, для которых есть т.н. проверочные и проблем как будто быть не должно. А со знаками препинания всё было в порядке, всегда. Весёлый случай помню со словом «мостовая», всем классом ржали. Обясняли про «мост» - бесполезно. Он неизменно писал «мыстовая» - глупо и нелепо, нормальный же человек не напишет так.

Сам-то я в младших и средних классах был отличник, абсолютно круглый, как новый бильярдный шар, без щербинки. До тех пор, пока не перешел в 239, где мне быстро и наглядно показали, кто я есть на самом деле, но там - другое дело. А до этого - по всем предметам во всех четвертях - только 5 без вариантов. Оценка 4, даже текущая – в диковинку. Не ахти какая доблесть для линейной окраинной ленинградской школы "без уклонов", где дети рабочих да люмпены преимущественно, но всё же. И поэтому мне с этим Сашей вроде говорить было не о чем. И не говорили. Но как-то так само собой, невзначай, получалось, что в толпе сверстников он всегда оказывался рядом со мной. Или я рядом с ним. На перемене, в классе, на улице после уроков… Как магнитом друг к другу. Общение происходило странно. Он меня разглядывал исподволь, а я его. Я и сейчас смог бы, пожалуй, нарисовать его по памяти. А ещё он как-то раз мне улыбнулся, и это я тоже хорошо запомнил. Ощущение было такое, что какая-то удача свалилась вдруг.

Учился он с нами вроде класса до 7го, что ли. У него мать умерла рано, а потом отец как-то пошёл за грибами в лес и не вернулся. Так и не нашли. Воспитывала его бабушка, которая сама еле ходила, и корячился Саше при таких раскладах детдом, даже при живой ещё бабке. В итоге, так, похоже и случилось

Ножик в спину Довлатова

К нему двойственное отношение. Читается легко, но в голове после прочтения ничего не остаётся. Бессюжетная литература. Как игра в футбол без ворот. В отличие от Чехова и Аверченко с Тэффи, которые тоже по малым формам, но с наполнением. В этом смысле и Веллер, про которого считается, что вторичен и завидует - предпочтительнее

(no subject)

Кто-то сказал: все люди делятся!на 3 категории: тех, кто прочёл "Братьев Карамазовых", тех, кто пока не прочёл, но прочтёт обязательно, и тех, кто никогда не прочтёт. Я - из третьих. Те, кто меня близко не знают, может и не в курсе. Багаж освоенных книг составляет школьная программа в адаптированном изложении и общевоинские уставы в полном объёме. Плюс Конан Дойль в детстве, фрагментами. Всё, фактически! Остальное - как говорится, со слов старших парней во дворе. Не люблю читать, хоть тресни. С детства. Всякий раз, когда спрашивают: "Ты это читал? Нет? Ааааа! Ооо!! Как же так??? Прочти непременно!!!" - я делаю над собой усилие, чтоб взять книгу в руки - и безуспешно. Странновато и стыдновато, но что поделаешь.Факт...

Швейки

Я сначала увидел и сразу же купил одного, не торгуясь. А когда увидел второго, то тоже пришлось брать, не оставлять же врагу ) Это ёлочные игрушки ! Второй был в неважном состоянии, но мы с Катечкой его отреставрировали: приклеили руку, уши и подгримировали лицо. Зато у второго ранец оказался с сюрпризом: там такая книжка-гармошка с видами старой Праги. А у первого ранец был пустой. Чтоб уравнять друзей, я сделал типологически похожую книжку и первому, только с видами Вены




(no subject)

Тихий Дон - моя любимая книга. С юности. История о том, как в отдельно взятой стране отдельно взятым людям, причём многим и разным, становится всё хуже и хуже, причём характерно, что вроде бы просто так, без видимых причин: никто конкретно ни в чём изначально как-бы не виноват, просто жизнь такая. Объективная реальность. Одно за другое цепляется - и в результате беда. Книга прекращается, когда уже хужей некуда, и край остаётся за кадром. Вроде бы чернуха, но оторваться нельзя. Я помню всех персонажей, и близко к тексту - кто что делал и что кому и когда говорил, даже то, что не вошло ни в одну из экранизаций! Фильм Урсуляка хороший, однозначно лучше интернациональной версии 2006. С фильмом Герасимова (1957) сравнивать сложновато... Оба на высоком уровне, но этот - как-бы сказать - подробней, и потому рыхлей. Герасимов в 2-х, хотя и больших сериях охватил и передал всё, что лично меня в книге зацепило. Это сложнее, чем в 14-ти, пусть и поменьше. И ещё: Аксинья чуток не дотягивает, по-моему. Блёклая. Взяли бы... ну хоть Редникову, что-ли... Остальные - вроде на месте, по делу. Надо досмотреть сегодня

(no subject)

Есть такая книжка: 451 по Фаренгейту. Сам автор в предисловии поясняет, что 451 по Фаренгейту - это температура воспламенения бумаги.

Во-первых, бумага разная бывает по химическому составу и плотности, поэтому утверждать, что вот ровно 451, и ни градусом в сторону, я бы не стал. Там наверняка диапазон, градусов в 10-20, если не больше. А плотную толстую пачку вообще не подожжёшь, по краям обгорает слегка, но не воспламеняется. Но это ладно, шут с ним
Во-вторых. Температура в 451 F в переводе на привычные нам Цельсии будет (451-32)/1.8=233 С. Включаю духовку, кладу туда разной бумаги, догоняю до 250 С - нету горения.У олова температура плавления 232 С. Плавлю до конкретно жидкого состояния оловянный припой, капаю им на бумагу - огня нету, и даже обугливания. Тыкаю самим раскалённым паяльником себе в глаз в бумагу - нету! У нефти температура воспламенения ~300 С ! Полагаю, у бумаги побольше должно быть...

Такое ощущение, что Бредбери ошибся со шкалой измерения. 451 по Цельсию - ближе к правде

(no subject)

Ещё вот такую историю слышал.
Писатель А любил вспоминать, что он, несмотря на оказываемое жесточайшее давление,  не подписал коллективное открытое письмо Союза писателей в осуждение Солженицына
Писатель Б признавался, что к своему стыду, подписал такое письмо только по той причине, что ему просто выкрутили руки, не оставив выбора
Бывший высокопоставленный работник ЦК КПСС В  пояснил, как дело было
На самом верху приняли решение: Союз писателей СССР должен осудить Солженицына открытым письмом за подписями 22 наиболее видных и известных писателей. Именно 22-х - не больше и не меньше. Писатель А в эту когорту "видных" попал и подписал без пререканий. А писатель Б знал, что такое решение наверху принято, но в список 22-х  не попал, чем очень оскорбился. Обиделся на то, что его не считают "наиболее видным и известным". Пришёл в соответствующий отдел ЦК и долго доказывал, что он - значительный и видный, виднее его только Венера на ясном утреннем небе. Поскольку писатель А не настаивал на своём непременном участии в акции, а они с писателем Б были сопоставимыми фигурами чисто в в литературном плане, то А вычеркнули, а Б вписали

Не сочтите меня ханжой.
Но на месте деятеля А я себя вполне представляю.
На месте Б - нет

Детям до 16...

Детям до 16 как раз в самый раз будет, после 16 уже не так интересно.
У многих поэтов, даже великих, часть творческого наследия составляет неформат:

Ты мне не родная,
не родная - нет.
Мне теперь другая
делает минет.
Но зато другая
в жопу не даёт.
Ктои з вас родная?
Хуй вас разберёт             (С.Есенин)

Или:

Не те бляди, что денег ради,
и спереди, и сзади, бог их прости.
А деньги сосущие, но еть не дающие -
Вот бляди сущие, мать их ити              (В. Маяковский)

Или:

Залупой красной слонце встало,
Онегин встал, протёр ебало,
И вышел у окошка сечь,
Как Шарик Жучку будет влечь.
Там шарик жучку пялил раком,
Чего стесняться им, собакам !
Вот шарик кончил, чс жучки слез,
И весело попиздил в лес                 (А.Пушкин, приложение к "Евгению Онегину)

И т.д. "Луку Мудищева" и "Триппериаду" уж цитировать не буду, это вам на домашнее чтение.  Хотя, конечно, не каждый уважающий себя поэт в таком ключе писал (думаю, что к примеру Жуковский, Блок или Бродский - вряд ли). Но большой поэт современности по фамилии Я не мог остаться в стороне.Есть у меня приятель Гена. Нормальный парень. Я ему посвятил:

Шёл отряд по берегу,
шёл издалека.
Мы ебали в жопу
Гену-мудака

Гена оказался
полный пидорас.
В жопу отдавался
каждому из нас.

Гена был почти всегда
полным долбоёбом.
И залупу иногда
принимал под нёбо.

и т.д. На семи страницах убористым текстом. На второй странице дамы, правда потребовали прекратить чтение. Не оценили.
Но Гена оказался тоже не пальцом деланный, он ответил мне классическим ямбом, написав про меня такое, что воспроизвести не решаюсь. Уж больно неприлично

(no subject)

Вчера, неожиданно для самого себя, вдруг почувствовал, что старый советский ещё фильм "Мери Поппинс, до свиданья!" мне по-прежнему нравится, а вот сама Мери Поппинс - раздражает (книжку не читал, каюсь). Не люблю женщин, смотрящих на мир свысока, уверенных в собственной непогрешимости и разговаривающих безапелляционным тоном. Даже если это делается обаятельно, элегантно, с долей иронии и как бы не всерьёз. Семейный опыт, знаете ли... (впрочем, мужчин с такими качествами тоже не переношу)

(no subject)

Я люблю кладбища.
Но только старые, о которых Акунин книжку написал. Наподобие Смоленского в Питере (в книжке, правда, про Смоленское нет). Писатель прав: новые похожи на мясокомбинат.
И общественные бани люблю. Общее отделение.

И там, и там - все равны