January 6th, 2018

(no subject)

Как-то давным-давно я увидел картину, на которой красноармейцы раненые идут, или пленные. Не помню автора, но выразительно. Там фишка в том, что вся толпа делится на две категории: те, которых фактически волокут на себе товарищи, и те самые товарищи, кто собственно и волокёт. И лишь один идёт сам. Ни на кого не опираясь, но и сам никому не помогая. Я тогда подумал: вот это я. Так оно долгое время и было… Мама так воспитала. На маминой шее я не сидел ни дня лишнего, но вот о том, что маме помогать надо, всерьёз понял аккурат тогда, когда её в гроб впору было уложить, кремировать и похоронить там, где завещала. Что я с успехом и проделал.
А Катечка уже много лет учит меня быть опорой и опираться на других, за что ей спасибо. Наука эта нелегко в меня входит, но я тужусь изо всех сил.
Фотографироваться Катечка не любит, хоть и красавица, поэтому довольствуемся не натурой, а суррогатом