October 2nd, 2017

(no subject)

В театре Ленком молодой помощник режиссёра отвечал за реквизит. Ставили Чайку. По эпизоду требовалось чучело птицы, бросаемое к ногам. Помрежу дали поручение, и он направился к известному в Ленинграде таксидермисту. Чучельник проявил осведомлённость в чайковедении, назвал с десяток основных подвидов, в т.ч. т.н. «селигерскую» и попросил уточнить, какая именно интересует театр. Поскольку действие пьесы происходит где-то недалеко от озера, возможно что как раз Селигер, то помреж и выбрал эту селигерскую. Чучельник покачал головой, посетовал на сложность заказа (птица-то редкая, исчезающая), но взялся. В установленное время заказ был выполнен. Качественно. Проблема состояла в том, что чайка оказалась скорее чёрная, чем белая. Когда помреж пожаловался, что чайка не та, таксидермист обиделся: преупреждать надо было. Чехов ваш не знал того о чём пишет. Озёрные чайки не белые, в лучшем случае двуцветные, с чёрными головами и крыльями, иногда серые, а бывают что и вовсе чёрные. А нужна белая – ступай на океан. Объяснения помощника устроили, хотя Чехов тут не причём, по тексту у него нет досконального биологического описания. Однако режиссёр аргументам не внял и заставил помощника птицу перекрасить в радикально белый, что и было сделано. Помреж вскоре занял место главного, а потом ушел главрежем в другой театр, БДТ, где и прославился. А чайка так и осталась белой везде и на все времена. Так красивше