January 10th, 2014

(no subject)

Билетов не было. Но возле кассы в фойе театра женщина с дочкой предложила нам с Катечкой два билета. Объяснила, что муж и брат не смогли приехать, заняты по работе. Места пропадают. На вопрос «сколько с нас?» ответила, что даром. Билеты достались им в порядке контрмарки, безденежно, поэтому и нам тоже бесплатно.   Для порядка поуговаривал конечно, но женщина непреклонна: не берёт денег. Я почувствовал подвох, но его не было. Хорошие места на замечательную вещь, гала-концерт, ложа…

Рядом сидит пожилая дама, у которой программка, а у меня нету. Я в балетной и оперной классике не очень, поэтому вытягиваю шею, пытаясь прочесть чего там кажут. Читаю и Катечке вещаю, своими словами, она по другую сторону сидит и не видит текста. И того, что я по написанному шпарю, тоже не видит. Получается, что я типа умный, а она вроде как не очень. Это приятно. Дама увидела, что я интересуюсь либретто, но попросить стесняюсь. Обычно наши люди не любят, когда чужие их читают письма, заглядывая им через плечо. А эта молча так положила программку на плюшевые перила ложи поближе ко мне, текстомнаружу, не сказав ни слова. Только улыбнулась едва заметно. Стало как-то не по себе. Что-то тут не так. Человеколюбие вокруг через край, не характерно…

В процессе представления между номерами программы я комментирую Катечке увиденное и услышанное, в меру своего понимания, умеренно цензурно, насколько сил хватает. А голосок у меня хоть и маленький, но противный. Тембр звонкий. В конце первого акта тётка сзади зашипела: «… ххххх… удавила бы гадёныша… шшшш». Катечка шепнула на ушко, что это мне. Я как-то сразу успокоился. Всё в порядке, оказывается, и нету повода для беспокойства. Я в своей любимой стране России, в которой все друг друга любят, и в своём родном городе Санкт-Петербурге, где, как известно, из людей культура так и прэ.

В антракте по обыкновению торопился в буфет. Увидев женщину с дочкой, тех, что подарили нам билеты, и двигающихся в том же направлении, я ускорился: возникла идея угостить их ну хоть кофе с мороженым. По пути аккуратненько так обогнул пожилую пару, почти не задел даже. По крайней мере, синяков остаться не должно было. Извинился походу, не оборачиваясь: некогда ж, сами видите. От старика в спину услышал: «…ссссссс… ишшшь, торопится!…надо было ему на ногу наступить!! рррррр…». А во втором акте в партере какая-то с виду благообразная бабулька во весь голос принялась проклинать окружающих по поводу того, что не надо хлопать в перерывах между отдельными сценами и номерами, можно только в конце акта. Ура. Всё в порядке. Я у себя дома, свой среди своих, первая сволочь среди негодяев.

Впечатление от вечера подпортил было таджик в метро, уступивший место Катечке. Но потом в автобусе всё стало на свои места (нецензурная брань с зуботычинами между двумя подвыпившими компаниями). Я был сторонним наблюдателем, наподобие арбитра, зрелище занятное, не хуже оперы и балета

С праздниками! Здоровья вам всем, удачи, кошелёк с деньгами и жену-красавицу