December 8th, 2013

Бесприданница (АнтиОстровский)

Я не завотделом в банке и не чиновник с разрешительно-запретительными функциями. Также у меня нету собственного бизнеса. Хотя, если бы было всё это, то я, наверное, не был бы против. Но на нет - и суда нет. По указанной причине в этой компании я - чужак. Случайно оказался. Сижу с краю на банкете. Слушаю много, кушаю - тоже. Люди они интересные, образованные преимущественно. Очень ценят свою принадлежность к среднему классу. Доводы приводят. Излагают внятно. Я на их фоне - голодранец, но доводам внемлю. Сижу, завидую потихоньку. Средний класс - это таки да. Хорошо. И тут вдруг речь зашла о некоем Матвееве, общем для всех, кроме меня, знакомом, которого в данный момент в банкетном зале нет. Кто-то, не вполне сведущий, спросил: "А где Матвеев-то ?" И все ему хором, в ответ, с болью в голосе: "Как? Неужели ты ничего не знаешь??!!..Оххх ...".

Выяснилось следующее. Жил-был некий Матвеев, свой среди своих. Была у него подружка Лена, в понимании общественности - чушка чушкой. Недалёкая, угловатая, нечёсаная, ни лица, ни фигуры. Но загадочный Матвеев отчего-то жил с ней не один год, и прочь не гнал. Прогрессивно-респектабельная общественность Матвеева по-своему жалела и укоряла, Лену воспринимали как досадное неразумение, как инородное тело в своей среднеклассной среде. В лучшем случае просто игнорировали. Иногда, правда, Лена вскользь выдавала нечто никак не вяжущееся с ее имиджем: например, безошибочно определяла стоимость вещей, о которых, казалось бы понятия иметь не могла, или высказывала взвешенное мнение о книжках, которых по идее в глаза видеть не должна была. Относительно небольшую уютную квартирку, которую Матвеев, поднатужившись, купил в Выхино, незлобно так сараюшкой называла. Когда после нескольких лет совместной жизни на свет появилась дочка, Лена сказала, что Матвееву пора познакомиться с тестем и дедом своего ребёнка. Матвеев об отце своей дражайшей подруги до сих пор ничего не слыхивал, но живо представил себе опустившегося люмпена дворника, уволенного с работы за пьянство и живущего в полуподвале за МКАДом, за которым, как известно, жизни нет. Но делать нечего, Лена права, действительно, надо, пора уж. Тесть-люмпен оказался мужиком трезвым и опрятным, не настолько опустившимся, как этого можно было ожидать. Он по-отечески предложил зятю выбросить свой скромный бизнес к чёртовой матери и поруководить филиалом любой из своих фирм в любом регионе, который по душе. Матвеев посоветовался с Ленкой и они выбрали регион Ницца (это то ли в Италии, то ли во Франции, сейчас в Википедии гляну). Спросили дочку, она ответила «Нняффф!» (известно: знак согласия). Теперь они все трое там. Уже года два. Средний класс до сих пор в шоке.

Тут одно из двух. Либо Матвеев изначально знал, что поймал золотую рыбку, золушку и принцессу на горошине в одном лице, либо ничего не знал, и это просто святочный рассказ, классическая рождественская история.
Его проницательные друзья уверены в первом варианте, и он наиболее вероятен, но мне больше нравится второй