September 28th, 2013

(no subject)

Подводная лодка в надводном положении идёт в гавань, с берега хорошо виден ее силуэт. Выруливает к пирсу… Прямо от береговой линии начинается сопка, за которой посёлок, а в нём, собственно, и живут все моряки с семьями. Весь городок вышел встречать. Жёны, дети. Выходят, в общем, всегда, но в этот раз народу заметно больше. С моря хорошо видно: вся сопка усыпана людьми.

Разглашать содержание радиограмм запрещено, однако на берегу всем известно, что на этой лодке вчера во время вахты умер человек, член экипажа. Но никто не знает фамилии

(no subject)

Мужик параллельным курсом идёт по улице и громко разговаривает по сотовому. Преимущественно матом, бодро так изрыгая проклятия в адрес оппонента. Слушать неохота, но приходится: параллельно ж идёт. Либо слушай, либо сворачивай. Выяснятся, что разговаривает с женой или с какой другой дамой. Объясняет ей, что она не вполне хороша внешне, а также далека от идеала в интеллектуальном и духовном плане. Собеседница, создаётся ощущение, во многом с мужиком не согласна.
Прохожие тоже преимущественно осуждают:
1. В публичном месте должен держать себя в руках: не шуметь и не ругаться
(никому он ничего не должен, к тебе ж не лезет – и ты не суйся)
2. А если вот все так вдруг одновременно начнут голосить на улице - это что ж будет-то?
(если всем одновременно срать приспичит, то тоже ничего хорошего не будет, но никуда не денешься)
3. Нельзя так с женщиной разговаривать ни при каком раскладе
(а вот те шиш, как Веллер говорит. Иногда можно и не так. Не грех и стукнуть, хотя лично я не пробовал пока, но не зарекаюсь. Мы ж видим верхушку пены айсберга, основная же кипящая ледяная глыба скрыта от нас. По всему видать, что этого мужика довели. Очень похоже, что вообще-то, в мирное время, не его это стиль)

В общем – не-а, не убедили. Ни мужика, ни меня. Хотя он и не слушал окружающих вроде, так для порядку посылал только иных по известному адресу, не вникая в смысл претензий