February 4th, 2013

(no subject)

Я нынче живу отдельно от детей. Младший, 8 лет:
- Папа, а почему ты мне редко звонишь?
- Ты мне тоже редко звонишь. Только когда деньги нужны. Вот и я тоже звоню тебе, когда мне денег не хватает. А поскольку мне почти всегда хватает, то и не звоню вовсе. Всё по-честному. Усёк?
- Усёк... Папа, ты мне это... на телефон 200 рублей положи, а?

(no subject)

  Катечка съела рыбу. Вот так вот купила и сожрала, две порции заливной. И не поперхнулась. Сидит теперь довольная. Мне ни кусочка не оставила. А я обожаю заливную рыбу, хоть и гадость она, как известно. На мои претензии отвечает, что будет делать теперь так всегда. Потому ты (то есть я), мол, тоже всё сжираешь, ни с кем никогда не делясь.  
  Я Катечке не поверил. Я-то - ладно. Действительно, я ем без соучастников и свидетелей, но мне простительно. Фамильная черта-с. Но Катечка... Нет, не такая она, эта Катечка. Решил провести расследование. 
  Открыл холодильник - рыбы нету, это плохо.
  Открыл мусорное ведро, перерыл там всё - пластиковоых коробок пустых из-под рыбы тоже нету. Это хорошо.
  Т. е. на самом деле всё не плохо и не хорошо, а ни хрена не понятно. Если рыбы нет в холодильнике, то Катечка её съела. Но тогда в полном мусорном ведре должны быть коробочки, а их нет. А может и не было никакой рыбы??? Тупик. Но надо что-то делать! Реагировать как-то...

На всякий случай, для начала, пошёл купил три таких коробочки. Сижу, демонстративно хомячу в одиночку, на глазах у изумлённой публики