May 20th, 2011

(no subject)

Поэт серебряного века Николай Клюев был другом Сергея Есенина и в некотором роде его учителем. Клюев любил "косить" под человека из народа, из глубинки, прикидывался сермяжным дремучим крестьянином, всячески прибеднялся, что ему, в общем, вполне удавалось. И стихи часто писал в том же духе. Однако проницательный В. Ходасевич отмечал, что для крестьянского поэта Клюев "слишком хорошо, до неприличия образован".
Так вот. Закодит как-то Есенин к Клюеву. А тот сидит на полу в крестьянской рубахе, ситцевых штанах и в лаптях. Бородёнка - клочьями. Гёте в подлиннике читает. Есенину обрадовался несказанно:
- Гёте, - говорит - и хорош, вроде, но не наш он, не русский, нету в нём нашего российского  мужицкого духа! Серёженька, а не пойти ли нам в ресторанчик, прямо сейчас?
- Что ты Коленька ! Ты б хоть переоделся, что ли. Тебя в таком виде не то что в общий зал, на порог не пустят даже.
- В общий зал - не пустят, и правильно. Не гоже нам, с суконным рылом, мужикам от сохи, с приличными людями рядышком сиживать. А зачем нам общий зал-то? Мы отдельный кабинетик снимем. В кабинетик - пустят, за милую душу, да ещё и спасибо скажут

PS Похоже, Клюев был одним из немногих, кто знал, что ж там 28 декабря 1925 на самом деле в Англетере произошло. Но никому не говаривал