September 2nd, 2009

(no subject)

В мужском общественном туалете на Московском вокзале здоровенный баул никак не пролезал в дверь кабины. А очень хотелось по большой нужде. В писсуар не сходишь. Он оставил сумку рядом с дверью. Через какое-то время слышит – возня. Выскочив из кабины, увидел, как туалетная билетёрша в синем халате вырывает его сумку у неопрятного мужика и орёт: «Не твоё!».  Мужик глянул на Олега, бросил сумку и ретировался. Олег застегнул ширинку и сказал женщине спасибо. И для чего-то представился:
  -   Я - Олег.
  -   Не за что. Я – Вика.
А билетёрша-то – молоденькая, симпатичная.
  -    После того, что случилось, я должен как минимум угостить Вас кофе.
  -    А как максимум? Ты что, приезжий? Из деревни?
  -    А что, на местного не похож? Не из деревни. С Юга. К армейскому дружку в гости вот приехал.
На следующее утро они посидели в кафе. Она предложила прогуляться, показать город. Он согласился. Ещё тогда, в сортире, Олег понял, что у девицы с ногами что-то не то. Похоже, что то ли врождённая, то ли родовая травма, паталогия. Такие случаи не были его профилем. Ножки были некрасивые, неровные и разные, а суставы – вообще такое впечатление, что во все стороны вращались, и оттого походка была как у гутаперчивой куклы. Обычно люди  стесняются своего уродства, скрыть пытаются. Но здесь был не тот случай. На Вике была юбка выше колен. Парадокс, но ей это шло. Она таскала Олега по городу и окрестностям почти три недели. Побывали везде: в Русском,  Эрмитаже, в пригородах. Она много знала про Питер и очень интересно рассказывала. А когда чего не знала, то врала уверенно и убедительно. Её суждения были точными и оригинальными. В конце каждого дня Олег не то чтобы уставал, но терял живость восприятия. Она – нет. Пёрла из Вики какая-то энергетика. Про неё можно было сказать всё что угодно, кроме одного: с ней не скучно. Они заходили не только в музеи, но и в магазины, хотя почти ничего не покупали. В бутике одежды Вика норовила примерить нижнее бельё прямо в общем зале. В парфюмерном – прыскала на себя содержимое дорогих флаконов в чудовищых количествах. В продовольственном  маркете пробовала фрукты прямо с лотков. Надкусанные кисловатые яблоки Олегу с извинениями пришлось купить. В общем, колченогая барышня и смуглый спортивного вида парень вдвоём производили странное впечатление.
Незадолго до отъезда зашли в антикварную лавку. Олег любил антикварные магазины и давно хотел купить себе старинный серебряный подстаканник: мечта детства. Но такого, чтоб понравился, не оказалось. На одной из стеклянных витрин среди портсигаров, часов-луковиц и ложек в глаза бросилась интересная статуэтка, из серебра. Медведь смешно вытягивал вперёд голову с лёгким поворотом на бок. А правая передняя лапа приподнята ладошкой вверх, как будто что-то просит у судьбы. Олег глянул на ценник: дороговато, не потянуть. Отошел к двери. Вика, облокотившись о соседний прилавок, о чём- то щебетала с продавщицей, покачиваясь на своих странноватых ножках из стороны в сторону. «А попа-то у ней ничего», - подумал Олег. Подошёл поближе. Вика с продавщицей продолжали болтать вполголоса. А прямо над ними – старая картина: на кровати лежит красивая женщина. Только ноги у неё козлиные, волосатые и с копытами. Что-то вроде фавна в женском обличье. Её обнимает некое существо с телом нормального мужчины, но козлиной головой, с рогами. Что-то наподобие чёрта. Олег мельком взглянул на Вику, потом на картину, улыбнулся и подумал крамольное. Она сказала: нам пора. Выходя в галерею Пассажа, слегка щёлкнула его по носу, взглянула на картину, мягким шёпотом сказала: «Балда!». И улыбнулась. И взяла за руку, под локоть. В маленьком кулачке что-то зажато.
    -   Я тоже люблю антикварки. Но почти никогда ничего не покупаю там. У вещей своя история, своя энергетика. Они могут оказаться чужими. Но вот это возьми, на память. На счастье. Она разжала кулачок, в нём повернув голову, просил милостыню белый серебряный медведь.
*********************
Ударной волной в доме Магомета Гаджиева вышибло оконные рамы, двери, разворотило мебель и частично обрушило потолок. В доме никого в этот момент не было, никто не пострадал. Смертник, в нескольких десятках метров, на посту ГАИ. Погибли милиционеры, разорвало в клочья машину скорой помощи вместе с персоналом, припаркованную рядом с постом. Выгребая на улицу обломки непригодной уже утвари и мебели, Магомет обнаружил два предмета, явно не из его дома. Их, похоже, швырнул в окно взрыв. Такое бывает, осколки и разные предметы разлетаются в радиусе двухсот-трёхсот метров. Небольшой погнутый кусок блестящего металла, видимо, от бампера легкового автомобиля Магомет сразу бросил в разбитую глазницу окна. Но второй предмет, найденный в соседней комнате, он сохранил. Им  был серебряный медведь старинной работы на обрывке цепочки, с узкой вытянутой вперёд головой и приподнятой лапой.