August 21st, 2009

(no subject)

Тема, в которой человек, сотворивший благое дело, или даже подвиг какой-нибудь совершивший, после этого добровольно уходит в тень, оставляя лавры другим (коих, как правило, сразу находится, мягко говоря, немало) вполне освоена  в литературе и кинематографе. Особенно в советских. Однако реально так бывает крайне редко. В российской истории вообще только один случай на память приходит, с кн. Д.М. Пожарским. Случай вопиющий, уникальный, история прямо-таки загадочная. После того, как он, прогнав поляков, въехал в Москву победителем на белом коне, с армией, надо было не штаны в Земском соборе просиживать, избирая М. Романова, а сразу, не откладывая дело в долгий ящик, повесить бояр штук эдак тридцать для начала. За пособничество оккупантам, а пуще – тех, у кого какие-то сомнения были по поводу того, кому дальше царствовать. Всего и делов-то! (Я б так и сделал). Формальные и неформальные предпосылки ведь все были в избытке! Герой, победитель, спаситель России. Не самозванец – русский  князь, хоть и провинциальный, но, кстати, Рюрикович и потомок Ю. Долгорукого, в отличие от Романова.

У Наполеона похожий, в общем, расклад был, кроме происхождения, которое во Франции в то время, кстати, как раз и на руку ему играло. И он в своё время не сплоховал (поначалу)

Но Россию умом не понять

А может, просто московский престол ему показался более опасной штукой, чем сражение с неясным исходом на поле брани?

(no subject)

Сын смотрит юмореску В. Винокура. Там фраза мужика, сопровождавшего японскую делегацию: "Я японцев домой отправил, поездом Москва-Прага". Смеётся. Спрашиваю: " А где Прага находится, знаешь?". Отвечает: " Во Франции"