June 22nd, 2006

(no subject)

Появилась тут интересная задачка, сам решить не могу. В ЖЖ пообсуждал, и с ребятами – никак, ну и хрен с ней. Тут недавно опять вспомнил: дай, думаю, обращусь к Генычу, чем чёрт не шутит.
Геныч постарше меня, в теоргруппе Гинзбурга учился, едва единую теорию поля не открыл. Но «недобросовестные конкуренты подключили административный ресурс – и меня отчислили». Атлантиду видел (белая горячка). В общем, мужчина серьёзный. Разговор со мной он обычно начинает пространной поучительной приамбулой наподобие «Понимаешь, Дима, существует некая доза спиртного, после которого наступают необратимые изменения в мозгу. Для каждого она индивидуальна, но она есть. Человек тупеет, теряется творческое начало. Так вот ты свою дозу, похоже, перебрал в пионерском возрасте».
На сей раз, выслушав мой вопрос, он был краток:
- Сказать, что ты мудак – значит, не сказать ничего. Я эту задачку знаю. Объясняю.
Через пять минут вещания осознаю, что Геныч сам понятия не имеет, как её рашать. Через десять мне стало скучно, через двадцать – тошно, а через сорок возникло непреодолимое желание стукнуть собеседника по голове чугунным ревуном с подводной лодки, который у него в прихожей приспособлен под дверной звонок (теперь вместо истошной сирены булькает каким-то утробным тембром).
- Всё, говорю, шабаш. Наливай.
- Ты же знаешь, я не пью – отвечает Геныч, доставая бутылку «Парламента».
И вправду не пьёт уже лет десять, но у него всегда есть. Хлебосольный мужик.
- А тебе никто и не предлагает. Я почти час слушал ахинею за просто так, что-ли?!! И водку не хочу, коньяк давай.
- Сказать, что ты алкаш – значит не сказать ничего– вздыхает Геныч и наливает в одну эмалированную кружку себе кофе, а в другую – мне коньяк.
Выпили, каждый своё.
- Всё, - говорю – пока. Дальнейшее своё пребывание считаю бессмысленным.
- Сказать, что ты хам - ...