April 27th, 2006

(no subject)

Знакомая девочка Вера уже давно знает все буквы, а читать долго не могла научиться. Мэ-А-Мэ-А (мама), Пэ-А-Пэ-А и проч. Её мама (моя добрая знакомая) ко мне обращалась с просьбой научить, но я отказался. Я знатный методист по мальчикам (не в смысле педофилии, а в смысле того, что им ремня – всего и делов. По себе знаю. А девочек лупить нельзя).
А тут вдруг недавно Вера маме говорит:
- Смотри, на стене «хуй» написано. А это что?
Мама загадочно улыбнулась и отвечает:
- Эх, дочка, дочка…. С чего начала? А чем закончишь?

(no subject)

Телефонный звонок. Просят позвать Виктора. Видимо, ошиблись, хотя у нас такие дома есть (младший сын, 1 год 4 мес.). Я ему протягиваю трубку: тебя.
Сын воссиял, как медный таз, ибо телефонная трубка в любом виде – его любимая игрушка. Взял, говорит: «Аллё. Да». Там что-то, видимо, ответили. Он опять: «Аллё!». Ну, других слов он пока не знает, кроме мама, папа, баба и ещё нескольких. Там что-то начали, наверное, объяснять, потому что сын помолчал минут пять, а потом говорит: «Кар-кар!!» и пальцем показывает (это ворона за окном пролетела). А дальше скривил губки и трубку мне протягивает (там короткие гудки). Содержательно поговорил.

(no subject)

Я ещё с вечера решил: опохмеляться не буду. Утром проснулся, и понял: точно, не буду. Незачем.
А идя на работу, подумалось: после вчерашнего юбилея (не моего), наверное, осталось что-то. Скверная мыслишка.
А придя на работу обнаружил: никого из высокого начальства нету..! (ещё более скверная)
А на работе – только зашел – стук в дверь. Коньяк принесли (типа взятка за доброе дело).
Прикинул – дел неотложных на сегодня нет. А тут ещё давнишний приятель заходит. Дела порешать, да за жисть попиздеть. (Онегин с Ленским стали други. В часы морозной зимней вьюги подолгу у окна сидят. Ликёры пьют, за жизнь пиздят)
Не выпить – преступно.
Дальше сами придумаете